Новый формат семьи

Нашему поколению не нравились наши учителя. Наша эгоистичная молодость единым махом перечеркивала традиции, навыки, условности, на которых старшие строили свое скупое, легкоранимое счастье.
Мы не хотели идти по пути наших матерей и бабушек, не хотели повторять их ошибки и заблуждения, не хотели становиться на колени перед единственным мужчиной и соглашаться на абсурдные компромиссы, зарывать в землю свои таланты и призвание.

Мы воевали за перемены стремились к ним, даже не осознавая, чего, собственно, хотим. Житейского же опыта у нас было крайне мало, поэтому мы не могли
понять простую вещь: в жизни можно полностью реализовать себя, только имея прочную опору брак,
семью, детей, которые придают силы и смелость дерзать.

Мы создали себе определенные представления о вещах и следовали им неукоснительно. Так, мы требовали от мужчин любви и преданности, но далеко не всегда были готовы ответить тем же. Мы ждали жертв и были счастливы, когда ради нас мужья их
приносили, но стоило потребовать от нас того же, как мы становились в тупик…

Мы выходили замуж за любимых, а через некоторое время наносили нашим чувствам смертельные
раны в легкомысленно затеяной, утомительной и бесплодной борьбе за превосходство. В результате многие из нас оказывались в зале суда, где слушалось наше дело о разводе…

Оставшись без мужей, мы собирались на «девичники», чтобы доказать друг другу, как мы счастливы и уверены в себе, как «свободны». И только в отрезвляюще одинокие ночи мы наконец понимали, что наша так называемая свобода—свобода от любви, от заботы о другом человеке—наказание, а не счастье.

Прежде чем социологи и психологи доказали, что разведенные и незамужние женщины, как правило,
более несчастны, нежели имеющие семью, многие из нас осознали это на собственном опыте. Попытки заполнить пустоту и холод любимой работой, случайными связями оказались напрасными. Мы были уверены, что и в одиночестве возможно полное счастье. Оказалось, однако, что это совсем не так.

Составление семейного бюджета. Текущие и одноразовые расходы.

Можно предложить следующий довольно простой и, кажется, всем доступный метод планирования денежных расходов и доходов семьи.
В начале года глава семьи (или по его поручению старший сын, дочь) составляет план денежных расходов семьи на год. Доходы планируются на уровне среднего годового заработка членов семьи.

Расходы делятся на три части:
1. Текущие, которые из месяца в месяц повторяются: питание, квартира, транспорт, гигиена.
2. Одноразовые, которые своей экономической сутью похожи на текущие, но в течение года распределяются неравномерно, например, расходы на книги, развлечения, путешествия.
3. Фонды на приобретение вещей длительного пользования.

Планирование расходной части правильнее всего следует начать с определения размера текущих расходов. Сумма, которая остается от текущих и одноразовых, распределяется по фондам.
Текущие расходы зависимы и от общего дохода семьи, и от стиля жизни. Наиболее подвижная основная их часть — расходы на питание. Если завтрак, обед и ужин готовятся дома, если семья употребляет много недорогих блюд — картофельных и рыбных, разные каши, можно обойтись небольшой суммой. Но приготовление такой пищи трудоемко, отнимает много времени, сокращает досуг. Когда употребляют больше мясных продуктов, полуфабрикатов, консервов, фруктов, овощей или питаются в столовой или кафе — расходы увеличиваются. Одни семьи много расходуют на театр, концерты, кино, другие предпочитают телевизор. Одни молоды и обходятся без медикаментов, для других — это постоянный расход, что следует включить в расходную часть. Разный расход и на личную гигиену, косметику, поддержание чистоты в квартире, коммунальные услуги и бытовое обслуживание.
Еще большее разнообразие возможно в планировании сумм, остающихся от текущих расходов.

Очерки жизни. Переезд

Ермоловы попросили Реброва помочь им переехать на новую квартиру. Полгода назад у них родилась двойня.
Переезд назначили на воскресенье.
Ребров пообещал. Договорились на десять часов утра.
В воскресенье Реброву выходить из дома не захотелось. По телевизору—хоккей. «Как-нибудь без меня управятся»,— решил он.

В понедельник, встретив в проходной Зину Ермолову, Ребров как ни в чем не бывало сказал:

—- Привет!

Зина бросила на него суровый взгляд, молча прошла мимо.

В обеденный перерыв, увидев ее мужа Павла, Ребров пожаловался:

— Твоя половина больно злая!

Павел буркнул:

— Зато ты «добрый»!

Ребров вслед ему крикнул:

— Поинтересовался бы! Может, я болел!

— За хоккей!— отозвался Павел.

После работы, выходя из цеха, Ребров возмущался:

— Обиделись! Обязан я им, что ли?

— Обещал?— спросил его товарищ по работе.

— Обещал,

—- Слово держать надо.

— Что у них, родственников не хватает?!

Реброва никто «не обсуждал», никто не предлагал «вынести решение», официального разговора по этому
поводу не было, Но люди его осуждали, и он это чувствовал.

Однажды он спросил Васю Новикова:

— Что происходит?!

Вася пожал плечами:

—— «На острове нормальная погода!»

Действительно, «погода» была нормальная. А Реброву
было не по себе.

Как-то он нагнал бригадира, поехал с ним на автобусе, хотя ему было и не по пути. Прижатый пассажирами вплотную к бригадиру, спросил:

— Что происходит?!

Услышал спокойный, добродушный ответ:

— Что надо, то и происходит. Работаем, соревнуемся,

— Что, ничего не видишь?!-— взорвался Ребров.

Бригадир весело смотрел на мрачное лицо Реброва:

— Вижу! Хороший ты человек,

Ребров знал бригадира как прямого, честного парня ‚ и он издевается! Да еще с улыбкой!

Бригадир же весело спросил:

—— Замучился? Совесть, значит есть у тебя, Ребров! Потому и улыбаюсь, хоть ты и сердишься на это…

— Сам от себя устал в последнее время,— признался Ребров.— Что я, последний человек, что ли! А получилось, что в коллективе хуже меня нет!

— Кто-нибудь сказал тебе это?

—- Сам вижу‚— нехотя произнес Ребров.— Может.
Ермоловым помочь пойти?.. В новых квартирах дел уйма. Ручки, крючки всякие доделать… Как думаешь?

— Смотри сам. Ну, мне выходить надо.— Он пожал Реброву руку и, сказав: «Будь здоров!». вышел из автобуса.

Очерки жизни. Ваши знакомые 

Квартира— конфетка! Стерильная чистота, ковры… Он с пылесосом, она с метелочкой. Старики соседи умиляются: вот, мол, пара! Хозяйственные, дружные.

Однако, им дорого только свое.
Решили мы у нашего дома сделать самый красивый цветник в микрорайоне. Проконсультировались у специалистов-садоводов, купили семена, все жители дома вышли на воскресник. А Аркашу с Верой как ветром сдуло! Они к себе на дачу уехали парники устанавливать.

 А на производстве? То же самое. Невыгодную работу не возьмут. Да и товарищеской помощи от них не дождешься.
Они и сына своего, Юрку таким сделают. 

Когда маленький был, на широкую  качель никого к нему не подсаживала: «Вы же высоко качаетесь, а он боится!» , «Мы целый час ждали, когда качель освободится», «Он один качаться любит»

А сейчас мать из окна кричит:

 “Игрушки ребятам не давай!”, 

«Зачем апельсин разделил? Ешь сам!».

Очерки жизни. «Серьезный шаг»

Любовь! Жить врозь просто невозможно. Он и она принимают решение никогда не расставаться. Свадьба, конечно, в ресторане! Он хочет справить ее в «Метрополе», она—в «Москве».

Его родители купят квартиру. А пока жить лучше у ее родителей. Удобнее: у его

матери больное сердце, на нее рассчитывать трудно. Когда приготовит обед, а когда и нет.

Итак, все ясно, все решено. Надо передать информацию старикам.

Очерки жизни. "Серьезный шаг"

Сначала идут к ней. Она сообщает отцу, что уже подано заявление во Дворец бракосочетания. Сорокалетний мужчина смотрит на двадцатилетнего и задает «стариковский» вопрос:

— Не рановато ли?- и получает ответ:
— Конечно, нет. Весь курс женат, только я холостяк.
— Какой курс?
— Наш.
— Пятый?
— Нет, первый.
Отец иронически замечает:
-Да, жениться совершенно необходимо,
— Конечно!— Вспомните себя: женились же когда-то…
— Когда обзавелся дипломом и работой.
— У меня все впереди. И диплом и работа.
— А сейчас что?
— А сейчас определенное отношение к вашей дочери.
-И давно вы к ней «определенно» относитесь?
— Да, давно, сорок пять дней.
— Тогда, конечно, пора!-— ехидно восклицает папа, вытирая вспотевшую шею.

В комнату входит мама с авоськами. Папа сообщает:
— Намечается свадьба.
Мама садится на диван, опускает авоськи на пол и
почти беззвучно говорит:
— Я знала, что этим кончится!
Дочка предлагает:
— Переживать будем потом. Обсудим свадьбу. Мы хотим в ресторане. Я думаю — в «Москве». Здорово? Кого звать? Какое надеть платье? Какие туфли? Какую фату
покупать?
— Где жить собираетесь— интересуется отец.
— Купим квартиру ‚— сообщает жених.— Мои родители помогут.
— А теперь, после свадьбы?
Дочка возмущенно передернула плечами:
— Не чужая же я вам!
Мать поднимает усталые глаза на дочь и по прежнему почти шепотом произносит:
— У нас же одна комната! Восемнадцать метров!
— Потому мы и будем строиться,— резонно растолковывает зять.— А пока что же делать? Будем у вас.
— У нас?-— вскипает отец.—- А вы спросили нас?!
— Мышление прошлого века!— заявляет жених.—Кто теперь у родителей спрашивает? У нас тоже голова на плечах.

— Одна на двоих! безысходно вздыхает мать. Поднимает глаза на мужа:
— Дай валидол. И сам прими. На
тебе лица нет…

Что такое любовь

Что такое любовь

На данном этапе — да‚- говорит Валя.— Она дает
возможность всегда быть с малышом. Когда он станет постарше, пойдет в садик, тогда посмотрим…

Есть ли минусы в этой доброй семье?

— Есть‚— вздыхает Валя.— Маловато видимся.

— Но у нас вся жизнь впереди,— добавляет Володя.

Сразу ли их совместная жизнь стала слаженной, духовно благополучной?

— Да, конечно.— Володя убежден, что иначе и быть
не могло.— Мы с Валей хотели одного и того же… И оно
пришло.

— То, что хлюпики называют трудностями, мы именуем возможностью творить,- смеется Валя.

— Денег, конечно, не хватает,— говорит Володя‚—я
в выходные дни расписываю стены детского садика, он в
соседнем доме.

Сын вместе с родителями занимается хозяйством. Моет
посуду, подметает пол. Отец для него сделал маленькую
метелку, а мама сшила передник.

Мика все делает вместе со взрослыми. И сам он уже
«взрослый». Ему два с половиной года.

Так просто и мудро решаются в этой семье сложные
проблемы воспитания, преодоления трудностей, построения семейных отношений.

— Все от того,—смеется Володя,— что Володя плюс
Валя есть любовь!

Роль отца в воспитании девочки

Роль отца в воспитании девочки

Если у девочки нет отца, хорошая мать находит способ компенсировать его отсутствие, но в детской душе все же остается какая-то пустота, она теряют опору и уверенность в себе.
Замечено, что при матери дочка капризничает, но стоит появиться отцу, как она становятся совсем другой. В семье, где есть и мать и отец, даже конфликты (если они не носят постоянный характер) могут сыграть воспитательную роль и помочь дочери расширить свои познания реальности.
Кроме того, нередко и профессиональные интересы отца дают девочке возможность шире познать жизнь.
Женщина так много трудится дома и у нее столько обязанностей, что не всегда остается время и силы, чтобы проявить свои эмоции. В этом смысле отец находится в лучшем положении. Мать, например, может удивить семью каким-то новым распоряжением по поводу расстановки мебели и уборки. Но тут неожиданно вмешается отец и, высказав свежую идею, опрокинет планы, матери.
Женщины, но они более постоянны в смысле своего семейного статуса, и поэтому их поведение и мышление в пределах семьи более стандартны. Они призваны в основном создавать и беречь
традиции дома. В то же время отец проявляет инициативу, склонен к риску и неожиданностям, более находчив и оперативен в делах и беседах, более решителен в организации игр, отдыха и т. д. Все это не только обогащает и развивает интеллектуальные возможности девочки, но и освежает эмоциональную атмосферу в семье, поддерживает в ней бодрое, радостное, активное настроение.

Что такое семья

В семье Михалевых праздновали сто лет со дня рождения Евдокии Борисовны. Собрались на даче у ее старшего сына Ивана Васильевича, единственного из ее детей, теперь уже восьмидесяти
летнего старика.

Однорукий, сухой, костистый, сидел он на низкой скамеечке под развесистой яблоней и ласково поглядывал на правнуков. Рослые, плотные, длинноногие, все гораздо
выше своих родителей. Они развалились на траве и непонятных для старика выцветших джинсах (будто на хорошую одежду у них денег нет) и смеялись, спорили, громко разговаривали.

Сыновья Ивана Васильевича со своими женами еще не
приехали. Жена Ивана Васильевича Степанида Егоровна сидела на веранде и смотрела, как внучка Катя хлопотала вокруг стола: деловито, быстро резала, раскладывала, расставляла. Внуков у Степаниды Егоровны было много, но Катю она любила особенно! Напоминала ей внучка ее
собственную молодость, ушедшую ловкость, быстроту и энергию. Катя делала все так, как сделала бы сама Степанида Егоровна. Это ее умиротворяло, радовало, и возвращало к добрым воспоминаниям.

Глядя на Катю, она как бы смотрела на свою юность и непобедимую женскую силу, когда появилась перед Иваном и мгновенно сразила его сердце. И он, обняв ее впервые, сказал: “Никому не отдам”. Больше о любви он ей никогда не говорил, но берег и жалел так, что слов и
не надо было. И часто в былые годы недоумевала она, когда слышала, как сетуют женщины, что муж «словечка доброго не скажет». Зачем ей были словечки, когда Иван светился весь от счастья входя в дом после работы?
Во всем помогал и заботился о детях.

Когда он вернулся после советско-финляндской войны с одной рукой, Степанида Егоровна радовалась, что опять все вместе. Муж и четыре сына. В Отечественную жили с Иваном в колхозе, помогали всем, кому могли.
Заглядевшись на внучку, Степанида Егоровна сидела
у стола, подперев рукой морщинистую щеку. А из-под яблони с низкой скамейки глядел на Катю Иван Васильевич
и так же любовался внучкой. Как когда-то любовался своей Степанидой. И казалось ему, что это она, Степка, стройная, румяная, сейчас подбежит к нему, а он, молодой, сильный, оттолкнет ногой низкую скамейку и молодыми руками крепко и властно обнимет ее —— свою любовь, свою верную подругу.

Глаза Ивана Васильевича встретились с глазами Степаниды Егоровны. Оба поняли друг друга и ласково улыбнулись, Она вышла в сад, тяжело спустившись со ступенек веранды, вперевалочку подошла к мужу, села рядом. Он вздохнул:

-— Да…

Она согласно кивнула:

—— Да…

Сидя с мужем под яблоней, глядя на внуков и правнуков, думала о счастливой их семье, хоть и горе их не обошло. Не зажили раны от потерь: не вернулись с войны
сыновья Николай и Владимир.

Душа Степаниды Егоровны просилась поплакать, хотелось глубоко, горько вздохнуть: это облегчало. Но не позволила себе: зачем тревожить Ивана? Хорошо ему, любуется внуками…

А Иван Васильевич тихо сказал, глядя на внуков:

— Будто Вовка с Колькой…

Приехали сыновья с женами, другие родственники. Степанида Егоровна пригласила всех к столу. Когда уселись, разместились, Иван Васильевич встал и обратился
к детям, внукам и правнукам:

—— Моя мать, ваша бабушка и прабабушка, прожила
на белом свете семьдесят лет и умерла тридцать лет назад. Все годы мы с женой поминали ее в день рождения. А сегодня, когда ей исполнилось бы сто лет, мы решили отметить этот день всей родней. Отца я не помню, он утонул, когда мне было полгода. Мать растила нас, четверых
сыновей, в трудах и в бедности. И только когда я вырос, понял великую душу ее. Она нас не понукала, не била, грубого слова не говорила. Только подхваливала да с отцом сравнивала. Такие же мы красивые, ладные, работящие, умные, хорошие. А мы старались на отца быть похожими. Гордились им. И все это сделала мать. Ее слово, ее умение, ее мудрость помогли ей вырастить нас полезными людьми. Степанида скажет. Верно я говорю? — посмотрел он на жену. А она, согласно кивая головой, слушала мужа и потихоньку вздыхала.

—- Как я поблагодарил мать за ее любовь, заботу, за мудрую науку жить среди людей? Да никак. Уважал, ковечно, не обижал старуху. А понял всю светлую силу ее души, только когда похоронили. Когда уже некому было сказать спасибо, некого было приголубить. А она, поди, всю старость ждала этого… Мне восемьдесят лет. Сколько еще жить осталось? Хочу вам дать наказ. Любите матерей при их жизни так, чтобы они чувствовали вашу любовь, вашу благодарность, чтобы знали, что нужны вам.

А то ведь иногда слышишь: старухи, мол, мешают в отдельных квартирах! Матери ваши отдыха не знают и тогда, когда государство их уже на отдых отпустило и пенсию платит. А на вас, взрослых да здоровых, они работают без устали… Берегите их и, главное, любите, любите!..
Иван Васильевич видел, как внимательно и уважительно слушали его сыновья и их жены и как терпеливо ждали, когда он окончит речь, внуки и правнуки. Он замолчал, посмотрел на каждого. Взгляд его, благодарный
и гордый при виде сыновей, несколько обеспокоился, останавливаясь на лицах внуков и правнуков… Помолчав, он продолжал:

— У вас хорошая жизнь. Есть в ней трудности, но без них не бывает. Проблем у вас много. Решайте, живите и радуйтесь. Пошли вам судьба жизнь без гроз и ураганов. Будьте счастливы! Ну а теперь — светлая память матери моей!

Все встали и безмолвием почтили память Евдокии Борисовны Михалевой—простой русской женщины и матери.